Квантовая медицина в неврологии

КВАНТОВАЯ МЕДИЦИНА

В НЕВРОЛОГИИ

 

В. В. Скупченко

(примечания Д.М.Н Гусева Л.И.)

 

Международная Ассоциация «Квантовая медицина»

Москва

pdf

скачать

 

 

Накоплены многочисленные факты эффективного использования квантовой терапии (КТ) во многих областях медицины, в том числе в неврологии и нейро­хирургии. Для лечебных воздействий чаще всего применяют гелий-неоновые лазеры (ГНЛ) и инф­ракрасные импульсные полупроводниковые лазеры (ИИПЛ), лучшим представителем этого класса является аппарат РИКТА. Описаны разнообразные способы КТ. Собственный опыт использования КТ осно­ван на применении различных ее технологических вариантов, однако наиболее значительный клинический материал накоплен в результате применения внутривенного лазерного облучения крови (ВЛОК) светом ГНЛ.

 

     Примечание - 1. Методика воздействия на кровь низкоинтенсивным лазерным излучением была разработана академиком Мешалкиным в 1980 г. Учитывая тот факт, что используемые в те годы в медицинской практике лазерные аппараты были маломощными, для достижения терапевтического эффекта, данная процедура проводилась внутривенно. Она получила название – внутривенное лазерное облучение крови, или сокращенно «ВЛОК». С развитием квантовых технологий и увеличением мощности аппаратов квантовой терапии, данную методику воздействия на кровь стали применять, устанавливая излучатель над крупными сосудами. С тех пор она стала называться надвенным или чрескожным лазерным облучение крови, или сокращенно «НЛОК» или «ЧЛОК». С появлением полифакторных квантовых терапевтических аппаратов (РИКТА), пришедших на смену низкоинтенсивным лазерным терапевтическим аппаратам, понятие «лазерное облучение крови» устарело. Современное название данной методики - «квантовая гемотерапия» (КГТ), более правильно отражает сущность данного вида лечения. Устарело и название «лазерная терапия» (ЛТ), хотя в литературе оно еще довольно часто встречается, наряду с современным - «квантовая терапия» (КТ). Исследования, направленные на сравнение эффективности «ВЛОК» и «ЧЛОК»  показали, что эффективность этих методов одинакова, однако ЧЛОК, или современная КГТ проще и безопасней.

 

     Целенаправленное применение ВЛОК в неврологической клинике было начато нами в 1987 г. Проведено лечение более чем 3000 больных с различными цереброваскулярными заболеваниями, рассеянным склеро­зом, остеохондрозом в сочетании с вегетативно-дистрофическими нару­шениями, с компрессионно-ишемическими поражениями лицевого не­рва, неврозами и неврозоподобными нарушениями. ВЛОК производи­лось 80% больным.

     Основанием для применения квантовой терапии (КТ) при неврологических заболеваниях послужили многочисленные данные, свидетельствующие, в частности, о том, что она способна улучшать реологические свойства крови и мик­роциркуляцию, активировать окислительно-восстановительные процес­сы, уменьшать гиперкоагуляционный потенциал. Стимулирующее воз­действие на процессы микроциркуляции под влиянием квантового облу­чения связано с ускорением кровотока и уменьшением внутрисосудистой агрегации эритроцитов, периваскулярного отека, с многофакторным влиянием на гладкие миоциты и эндотелиоциты в стенке микрососудов и на течение транспортных процессов в микрорегионе. Происходит на­растание кровотока во всех звеньях микроциркулярного русла.

     Воздействие квантового излучения (КИ) при стенокардии уменьшает приступы болей, улуч­шает микроциркуляцию в ишемизированном миокарде, снижает количе­ство принимаемого нитроглицерина [1, 2]. КТ у больных с дегенеративно-дистрофическими поражениями позвоночника и суставов является одним из эффективных способов физиотерапии. После 4-6 процедуры снижает­ся интенсивность болевого синдрома, увеличивается подвижность суста­вов [9]. Применение малых доз лазерного излучения в комплексной тера­пии при начальном церебральном атеросклерозе у больных с повышенным артериальным давлением (АД) позволяет снизить его на 20-30 мм рт. ст. При исходно нормальных цифрах колебания АД не выходят за пределы нормы. Реэнцефалограмма (РЭГ) позволяет отметить снижение сосудис­того тонуса, увеличение венозного застоя [10]. ВЛОК и современная КГТ, являются эффектив­ным средством коррекции ишемических расстройств у больных с облитерирующими заболеваниями сосудов конечностей, в том числе при атеросклеротической форме поражения сосудов [23 45]. 

     О значительных возможностях лазерной рефлексотерапии свидетель­ствует положительный клинико-электрофизиологический эффект при постинсультных спастических гемипарезах, а также у больных с астено-невротическим синдромом [2, 31].

     Высказывается мнение, что положительные сдвиги у больных с веге­тативными полиневропатиями после КТ обусловлены улучшением адап­тационно-защитных реакций организма [43].

     Электроэнцефалография (ЭЭГ) показала, что у 82% больных КТ уси­ливала α-активность фона (при сниженном а-индексе исходных записей) или вызывала появление α-ритма в ранее полностью десинхронизиро­ванных ЭЭГ. Отмечена положительная динамика показателей ЭЭГ в ходе КТ при первоначальных изменениях ЭЭГ функционального харак­тера [43].

     Эндовазальная КТ была эффективно использована в лечении окклюзионных заболеваний системы нижней полой вены [11]. Для выработки оптимальных режимов КТ применялись два метода индивидуального подбора доз лазерного излучения. Использовали лазерный индикатор сосудистых реакций оригинальной конструкции, позволяющий оценить индивидуально чувствительность к КИ. Кроме того, при помощи проб с цельной кровью подбирали оптимальные терапевтические режи­мы. Положительный эффект лечения выражался в уменьшении болево­го синдрома, гиперемии и отеков на пораженной конечности. Развива­лась гипокоагуляция, активизировалась фибринолитическая система.

     ВЛОК, или КГТ были применены у больных с нейрохирургической патологией (черепно-мозговая травма, опухоли, сосудистые заболевания). Отмечено, что такая КТ нормализует начало свертывания крови, удлиняет конец свертывания и время образования сгустка, приближая их значения к нормальным величинам. Снижается концентрация фибриногена в крови и плотность сгустка, их значения приближаются к нормальным величи­нам; восстанавливается до нормальных величин фибринолитическая ак­тивность. Применение КГТ на фоне гепаринотерапии позволило полу­чить еще более выраженный положительный эффект, проявлявшийся в удлинении времени начала, конца свертывания и образования сгустка [39].

     Разработана методика интраспинальной КТ миелополирадикулоневрита (МПРН). Излучение ГНЛ подавалось через световод, введенный через люмбальный прокол в субарахноидальное пространство.  Оказалось, что интраспинальная лазерная или квантовая терапия является высокоэффективным методом лечения инфекционного МПРН (29).

     Высказывается мнение о перспективности использования КТ для воз­действия на поврежденные нервы с целью активации процессов регене­рации [4].

     Предложен способ лечения рассеянного склероза с помощью введе­ния лазерного излучения в спинальное субарахноидальное простран­ство. У части больных удалось остановить прогрессирование клиничес­ких признаков и отменить кортикостероиды [46].

     Накапливается все более значительный клинический опыт примене­ния ВЛОК или КГТ в лечении ишемических сосудистых поражений головного моз­га [20, 37, 41]. В процессе КГТ уменьшается количество лейкоцитов и одновременном повышается относительное количество лимфоцитов, воз­растает функциональная активность нейтрофилов, что свидетельствует о возрастании иммунологической реактивности организма больных.

     Общее взаимодействие лазерного излучения с органами и тканями происходит при участии симпатико-адреналовой системы как начально­го звена адаптивной реакции. При этом мобилизуются энергетические ресурсы, активизируются иммуно-биологические процессы, стимулирует­ся фагоцитарная активность лейкоцитов [18]. Получены данные об уве­личении активности ацетилхолинэстеразы, что указывает на изменение функционального состояния холинергического звена парасимпатичес­кой нервной системы [12].

     Квантовое излучение оказывает нормализующее влияние на симпатико-адреналовую систему [8, 9]. В эксперименте показано, что многократ­ное облучение крыс КИ приводит к уменьшению массы надпочечников, увеличению содержания аскорбиновой кислоты в надпочечниках и сни­жению количества АКТГ в гипофиозе, т. е. происходят активация пере­днего гипоталамуса и торможение медиального гипоталамуса. Это ведет к угнетению функционального состояния гипофизадреналовой системы [19]. Снижение уровня глюкозы в периферической крови и нарастание ацетилхолина при КТ косвенно свидетельствует о снижении тонуса сим­патико-адреналовой системы [22].

     При изучении влияния КИ на головной мозг обнаружено, что происходит деполяризация мембраны и нейрона и учащение его импуль­сной активности, увеличение поверхности ядерной мембраны, объема перинуклеарного пространства, количества и диаметра ядерных пор, ко­личества рибосом и полисом в приядерной зоне цитоплазмы, усиление активности митохондриального и синаптического аппаратов, наблюдает­ся преимущественная локализация митохондрий и лизосом в приядер­ной зоне. КИ ведет к активному использованию перекисных соедине­ний для синтеза макроэргов и снижению процессов перекисного окисле­ния ненасыщенных липидов в митохондриальных мембранах [14].

     В механизме положительного воздействия КИ на периферические нервные стволы имеет значение сосудистый эффект, поскольку обнару­жено увеличение объема функционирующего русла нервов на 29-32% [47]. При клинико-электрофизиологическом исследовании в ходе лече­ния с помощью лазеропунктуры постинсультного таламического синдрома определялись синхронизация α-ритма, нормализация стволово-корковых взаимоотношений. Возможно, что КИ, активируя импульсацию афферентных структур, оказывает выраженное терапевти­ческое влияние на различные уровни центральной нервной системы имеющие отношение к регуляции боли нейрорефлекторным путем [2].

     Для изучения роли вегетативной нервной системы в проявлении общеорганизменного ответа на лазерное излучение анализировали изменения ферментов энергетического обмена в тканях животных. Было определено, что в генерализации биологических эффектов КИ адренергической сис­теме не принадлежит исключительная роль. Отмечено модифицирующее действие холинергических веществ на эффективность КИ [24].

     Клинические эффекты при воздействии КИ на паравертебральные точки шейного отдела позвоночника и точки акупунктуры на лице у боль­ных с начальными проявлениями церебрального атеросклероза объясня­ются снижением афферентной возбудимости, изменением межнейронной проводимости, что ведет к снижению тонуса сосудистой стенки [10].

     Многолетний опыт применения КТ в хирургической и терапевтичес­кой практике при самых различных заболеваниях позволяет расценить ее эффект как нозологически неспецифический и довольно универсальный.

     В неврологии КТ стала успешно применяться относительно поздно, однако к настоящему времени также имеется значительный клиничес­кий материал, свидетельствующий о том, что в отношении многих забо­леваний нервной системы КТ выступает как нозологически неспецифи­ческий универсальный лечебный фактор. На это указывает и собствен­ный клинический опыт. Вместе с этим клиническая практика поставила перед нами ряд принципиальных вопросов:

 

          - почему лечебный эффект КТ столь универсален и нозологически неспецифичен;

          - в чем заключается патогенетическая общность клинически, каза­лось бы, подчас совершенно различных заболеваний, при которых в ходе КТ возникает лечебный эффект;

          - какова роль ЦНС в обеспечении саногенного действия КТ.


     Следовательно, на фоне нарастающего объема эмпирических данных все большее значение приобретают теоретические вопросы, касающиеся механизмов лечебного действия КИ и роли ЦНС в обеспечении уни­версального лечебного эффекта. Наш опыт применения КИ при ише-мических поражениях головного мозга свидетельствует о ведущей роли нервной системы в обеспечении лечебного действия лазерного излуче­ния [33-36, 38, 41, 42].

     В ходе проведения ВЛОК (КГТ) решались задачи уточнения показаний и противопоказаний к лечению больных с недостаточностью мозгового кровообращения и некоторыми другими заболеваниями нервной систе­мы. Исследовалась информативность методики изучения функциональ­ного состояния нервной системы с помощью комплекса приборов психо­физиологического контроля (ПФК-01) для его последующего использова­ния в ходе проводимого лечения. Изучалась гомеостатическая направленность изменения состояния вегетативной нервной системы при интракорпоральном квантовом облучении.

     Для ВЛОК вводили в локтевую вену и проводили до середины плеча на 10-15 см. Плотность мощности излучения контролировалась с помо­щью индикатора мощности и составляла 0,6-0,8 мВт/см2 на конце свето­вода. Через кожу отчетливо определялось округлое розовое пятно, соот­ветствующее концу световода. После введения световода иглу извлекали и оставляли на световоде. Кровотечение из вены останавливали прижа­тием стерильного ватного тампона со спиртом. Световод фиксировали на конце пластырем, область манипуляции накрывали стерильной сал­феткой. Экспозиция облучения была 30 мин. Облучение проводили ежедневно; на курс 6-8 сеансов.

 

     Примечание - 2. Преимущество квантовой гемотерапии (КГТ) сравнительно с ВЛОК заключается не только в простоте, неинвазивности метода и его полной безопасности, но и в более быстром проведении сеанса. Площадь выходного отверстия излучателя у аппаратов серии РИКТА равна 4 см² и если установить 2 излучателя на симметричные зоны, где проходят крупные сосуды (кубитальные зоны, подколенные, паховые), то в зону квантового излучения попадают одновременно как вена, так и артерия. Таким образом, при работе одновременно двумя излучателями за 10 минут достигается эффект, аналогичный 40 - минутному стоянию катетера в вене. При проведении КГТ мощность инфракрасного и лазерного излучения необходимо снижать до 25%.

 

     У больных наряду с изучением неврологического статуса оценивали гемограмму, некоторые биохимические показатели системы крови (со­держание холестерина, β-липопротеидов, глюкозы, общего белка и его фракций), а также состояние свертывающей и противосвертывающей систем крови (протромбиновый индекс, время свертывания, длитель­ность кровотечения). Дополнительно использовались ЭКГ, ЭЭГ, РЭГ. Проводилось психофизиологическое обследование. Изучали состояние вегетативной нервной системы.

     Реоэнцефалография производилась с помощью реографа Р4-02 и 8-ка-нального широкополосного анализатора ЭЭГ типа 4657 с последую­щим визуальным и математическим анализом. Применялись функцио­нальные пробы в виде поворотов и запрокидывания головы, гипервен­тиляции, а также с использованием нитроглицерина. Оценивали такие показатели РЭГ, как форма реографической волны, характеристика вершины волны, подъема анакроты, выраженность и расположен­ность дикротического зубца, наличие венозных и дополнительных волн.

     Математическая обработка включала определение величины ампли­туды РЭГ-волны, реографического, дикротического и диастолического индексов, величины асимметрии по бассейнам кровоснабжения мозга. Учет этих параметров позволял судить об интенсивности пульсовых колебаний кровенаполнения, величине систолического притока, тонуса мозговых сосудов (артериол и вен), состоянии периферического сопро­тивления, оттоке крови из артериол и вен, о различии кровенаполнения симметричных участков мозга.

     ЭЭГ получали при помощи 8-канального электроэнцефалографа по общепринятой методике с наложением электродов по международной системе «10-20». Проводили пробы в виде гипервентиляции, световой и звуковой стимуляции, открывания и закрывания глаз.

     Для психофизиологического обследования использовали психофизио­логический комплекс (ПФК-01), который предназначен для автоматиза­ции процесса получения количественных показателей, объективно ха­рактеризующих состояние ЦНС с помощью методик, направленных на исследование переключения и устойчивости внимания, памяти, подвиж­ности нервных процессов, способности выполнения простых арифмети­ческих действий, простой двигательной реакции, темпа двигательных реакций при изменении последовательностей подкрепления, а также степени усвоения сенсомоторных программ действий.

     Для оценки состояния вегетативной нервной системы исследовали вегетативный тонус, вегетативное обеспечение и вегетативную реактив­ность. Изучение вегетативного тонуса производилось по шкале синдро­мов Ушакова в модификации A.M. Вейна. Оценивали такие показатели, как индекс Кердо, индекс минутного объема крови, коэффициент Хиль-денбранта. Вегетативную реактивность определяли по глазосердечному рефлексу Даньини-Ашнера, вегетативное обеспечение - по данным ор-токлиностатической пробы по методике Биркмайера с оценкой ортоста-тического индекса.

     Больных обследовали за 1-2 дня до начала КТ. Контрольные исследо­вания выполняли на 2-й день после завершения курса лечения. Во время проведения курса ВЛОК медикаментозное лечение у большинства боль­ных не проводилось.

     ЛТ проведена 290 больным с ишемическими сосудистыми поражения­ми головного мозга. Соответственно принятой классификации больные распределялись по характеру мозгового кровообращения и патологичес­ким состояниям, приводящим к цереброваскулярным расстройствам. Выделялись больные с начальными проявлениями недостаточности кро­воснабжения головного мозга (НПНКМ); с преходящими нарушениями мозгового кровообращения (ПНМК); с инсультом и восстановимым не­врологическим дефицитом; с ишемическим инсультом; с последствиями ранее (более 1 года) перенесенного инсульта; с дисциркуляторной' энце­фалопатией. Нарушение кровообращения мозга возникали на фоне ате­росклероза, гипертонической болезни, вегетососудистой дистонии, остео­хондроза шейного отдела позвоночника с частичной компрессией и явле­ниями дистонии позвоночных артерий. Клиническая оценка курсового ВЛОК показала высокую эффективность процедуры. У 86% больных по­лучен выраженный положительный эффект.

     После ВЛОК у больных с НПНКМ и ПНМК наблюдалось улучшение общего самочувствия, купировались головные боли, у большинства уменьшалось головокружение, улучшался сон и уменьшалась астенизация. Больные с малым инсультом по окончании курса жалоб не предъяв­ляли. У больных с ишемическим инсультом в бассейне сонных артерий отмечался регресс субъективных проявлений болезни. Значительное влияние лечения на очаговую неврологическую симптоматику при ран­них сроках цереброваскулярных расстройств выражалось в том, что в большинстве случаев исчезали головные боли, головокружение, на 2-3 бал­ла нарастала сила в паретических конечностях при исходной плегии и происходило полное восстановление силы при легком парезе. Уменьша­лись чувствительные и атактические расстройства.

     Отмечено существенное влияние ВЛОК на регресс очаговой невроло­гической симптоматики при ранней форме цереброваскулярных рас­стройств. Следует заметить, что существенной положительной невроло­гической динамики при последствиях (более 1 года) перенесенного ин­сульта обычно не наблюдалось. Больные с дисциркуляторной энцефалопатией отмечали улучшения: они становились более активными, улуч­шалось настроение, купировались или уменьшались головные боли, на­рушения статики и координации. Большинство больных во всех группах отмечали нормализацию ночного сна и повышенную сонливость в днев­ное время.

     Положительный эффект ВЛОК коррелировал с соответствующей динамикой системного вегетативного гомеостатического обеспечения. У больных с исходной симптоматикой наблюдалась динамика вегетатив­ных показателей в сторону повышения парасимпатикотонии, что выра­жалось в увеличении индекса Кердо и соответствующем изменении ин­декса минутного объема крови. Выявлено статистически достоверное урежение частоты сердечных сокращений.

     Исследование вегетативного обеспечения показало, что нормализую­щее влияние ЛТ было более выраженным при исходном повышении симпатического тонуса вегетативной нервной системы. В ходе ЛТ наблю­далась четкая корреляция снижения тонуса симпатической нервной си­стемы с положительной динамикой неврологического статуса и регрес­сом симптоматики. У больных с исходной парасимпатикотонией после курса ЛТ происходило уменьшение крайних величин вегетативных пока­зателей, но в целом существенной клинической динамики и изменения вегетативного статуса не происходило. Следует отметить, что снижение тонуса симпатической нервной системы наблюдалось несколько раньше улучшения клинического состояния больного.

     Показатели РЭГ оценивали до лечения, в процессе лечения и после курса ВЛОК. Положительная динамика показателей РЭК наряду с кли­ническим улучшением стала использоваться в качестве критерия, опре­деляющего продолжительность индивидуального курса ВЛОК. Наиболее значительная как клиническая, так и реоцефалографическая положи­тельная динамика наблюдалась в группе больных с НПНКМ и ПНМК. Достоверно увеличилась амплитуда РЭК-волн в каротидных бассейнах, снизились диастолический и дикротический индексы — соответственно на 10 и 12%. В группе больных с ишемическим инсультом также наблюда­лась тенденция к улучшению реоэнцефалографических показателей. На 20% снизился коэффициент асимметрии в каротидных бассейнах и на 30% - в вертебробазилярном бассейне при исходно высокой асимметрии. У больных с ДЭ при значительном клиническом улучшении динамика РЭК-показателей была не столь существенна. В основном в вертебральном бассейне амплитуда РЭК увеличилась с 0,05 ± 0,007 до 0,07 + 0,081.

     У 74,3% больных изменения электрической активности мозга были диффузными и выражались в деформации и дезорганизации основного ритма ЭЭГ, появлении патологических медленных волн, нарушении про­странственного распределения ритмов, дизритмии. В 62% наблюдений отмечено нарушение зональных различий. Частота α-ритма колебалась от 8 до 12 Гц. У 49 больных регистрировались локальные изменения ЭЭГ, на соответствующие очагу поражения, в виде 8- и 0-волн амплитудой выше 60-80 мкВ, у 60 больных регистрировались билатерально-синхрон­ные разряды из (9-волн амплитудой 120 мкВ, у 39 больных отмечен ги­персинхронный аг-ритм частотой до 8-13 Гц.

     В группе больных с НПНКМ чаще выявлялась дезорганизованность α-ритма, заостренность его, снижение вольтажа до 30 мкВ.

     После ЛТ наблюдались увеличение модуляции α-ритма, нарастание его амплитуды, появление характерных зональных различий. Локальные изменения биэлектрической активности, имевшиеся у 25 больных, значительно уменьшились, исчезла межполушарная асимметрия. В 50% случаев пароксизмальная активность после курса ЛТ не регистрирова­лась. После лечения отмечено снижение амплитуды θ-волн до 40 мкВ.

     Наблюдалось изменение биохимических показателен: снижение уров­ня холестерина и β-липопротеидов (от 66,6 до 61 ед.), в альбумино-глобулиновом комплексе - повышение уровня глобулиновых фракций. У всех больных зарегистрировано удлинение времени кровотечения (от 39 до 56 с, по Дуке) и увеличение времени свертывания крови (от 6,7 до 8 мин, по методике Мас-Магро). Средние показатели систолического АД в про­цессе ЛТ снизились со 170 до 115 мм рт. ст., а величина диастолического давления не изменилась. Частота сердечных сокращений к концу курса урежалась в среднем на 6 ударов в минуту. У некоторых больных по­явилась тенденция к брадикардии.

     Таким образом, результаты проведенных исследований позволяют сделать вывод, что при лечении цереброваскулярных заболеваний поло­жительный эффект достигается через ослабление симпатико-адреналовой гиперактивности. К положительным качествам ВЛОК можно отнес­ти относительную несложность и техническую доступность, а также от­сутствие ряда недостатков, присущих медикаментозному лечению (См. Примечание 1,2). Все эти данные дают основание рассматривать ВЛОК не только как метод лечения клинически и патогенетически сформировавшихся церебровас­кулярных заболеваний, но также как один из способов предотвращения ишемизации мозговой ткани на ранней стадии развития цереброваскулярной недостаточности и, следовательно, профилактики мозговых ин­сультов.

     Лазерная терапия с применением ГНЛ и полупроводниковых импуль­сных ИК-лазеров (РИКТА) проводилась при миодистонических и вегетативно-дис­трофических нарушениях на фоне остеохондроза. Наряду с характерны­ми болевыми синдромами у больных наблюдались трофические ангиодистонические, дисгидротические нарушения, изменения мышечного тону­са. Большинству больных до госпитализации проводились различные виды консервативной терапии в течение 4—6 мес: медикаментозные бло­кады, физиолечение, иглорефлексотерапия, ЛФК, массаж. Однако такое лечение не дало значительного функционального эффекта, и больные находились на грани инвалидизации. Важно подчеркнуть, что клиничес­кая картина заболевания в рассматриваемых случаях осложнялась, как правило, наличием сопутствующей патологии: гипертонической болез­нью, ишемической болезнью сердца, неблагоприятным аллергическим фоном, что резко ограничивало арсенал применяемых средств, а некото­рые из них делало просто невозможными.

     Сфокусированный луч КИ направляли на паравертебральные точки шейного отдела позвоночника (по 3-4 точки с каждой стороны с экспози­цией 30-60 с). На плечевой сустав воздействовали расфокусированным лучом по 2 полям с экспозицией по 60 с ежедневно. Всего на курс назна­чалось 5-8 процедур.

     Воздействие импульсным ИК-лазерным излучением производилось на паравертебральные точки шейного отдела позвоночника, болезненные точки в области надплечий, плечевых суставов. Использовали 10-13 то­чек с экспозицией 16-32 с на точку ежедневно; на курс 5-6 процедур.

     Применение КТ дало возможность сократить сроки реабилитации в среднем до 2 мес. при хорошем функциональном эффекте. Лечебный эффект выражался в нормализации мышечного тонуса, трофики кожи и мягких тканей руки, уменьшении потоотделения, увеличе­ния объема движений, нарастании силы мышц. Помимо так называемого «местного» эффекта, отмечались позитивные сдвиги в состоянии боль­ных генерализованного характера. Это выражалось в нормализации АД, устранении явлений кардиоишемии, урежении или прекращении стенокардитических болей. При реовазографии и реоэнцефалографии отмеча­ли снижение и нормализацию сосудистого тонуса. Выявлена тенденция к урежению частоты сердечных сокращений. У больных изменился психо­эмоциональный фон: исчезла тревожность, повысилось настроение, улучшился сон.

     Снижение АД, урежение пульса, исчезновение кардиалгического синд­рома, нормализация сосудистого тонуса позволяют в целом оценить этот лечебный эффект КТ как антиишемический. Важно подчеркнуть, что полученные результаты коррелируют с положительным эффектом при­менения КТ у больных с цереброваскулярной патологией, у которых также отмечен антиишемический эффект, обусловленный преимуще­ственно симпатолитическим действием КИ.

     Представляет интерес положительный опыт применения КТ при компрессионно-ишемических поражениях лицевого нерва. Известно, что в последние годы патогенез поражения лицевого нерва начинает рассматриваться не только с инфекционных позиций. Ишемический механизм повреждений лицевого нерва в представлениях о патофизиологических механизмах этого поражения играет все более значимую роль.

     Анатомические особенности лицевого нерва таковы, что, помимо про­хождения его в узком лицевом канале, у него отсутствуют посегментарная васкуляризация, а также анастомозы между артериями различных бассей­нов, питающих нерв. Вместе с тем венозная сеть нерва весьма выражена. В патологических состояниях это может играть отрицательную роль, спо­собствуя ишемической аноксии, формированию туннельного синдрома. Это подтверждается и клиническими наблюдениями, поскольку нередко наблюдается сочетание пареза мимических мышц с проявлениями сосуди­стой недостаточности вследствие гипертонической болезни, атеросклеро­за. Описан также спазм височной артерии, сосудов глазного дна. Вслед за спазмом артериол возникает отек тканей внутри канала, нарушается ве­нозный отток, усиливается лимфостаз, что усугубляет его ишемию.

     Для улучшения васкуляризации нерва в последние годы широко при­меняются различные фармакологические и физиотерапевтические сред­ства, иглорефлексотерапия. Учитывая антиишемический эффект КИ, мы применили КТ у больных с поражениями лицевого нерва [Т.А. Щербоносова].

     Лечение проведено 160 больным, средний возраст которых составил 42 года. Почти все больные поступили в клинику в остром и подостром периоде болезни и имели выраженный двигательный дефект мимичес­ких мыши. При параклиническом обследовании на РЭГ у большинства из них выявлялись гипертонус в бассейне сонных артерий, потеря элас­тичности сосудистой стенки. На допплерограммах (у лиц старше 47 лет) отмечались признаки стенозирования в бассейне наружной сонной арте­рии. При офтальмоскопии выявлялся ангиоспазм сетчатки. У пациентов молодого возраста определялась вегетативно-сосудистая неустойчивость с тенденцией к симпатикотонии.

     Квантовая терапия проводилась на проекцию выхода пораженного ствола и ветвей лицевого нерва (2-4 точки), а так­же на наружную сонную артерию на стороне поражения (1-2 точки) и область симпатических образований нейрозатылочной области (2 точки). Плотность потока мощности составила 60-120 мВм/см'-, экспозиция — от 30 с до 1-3 мин на точку. Курс лечения состоял из 7-10 процедур.

     В результате лечения происходило ускорение регресса симптоматики. Восстановление двигательных функций у большинства больных наблю­дались уже на 2-й неделе, у трети пациентов - на 5-м или 6-м сеансе КТ, хотя по данным других авторов выздоровление наступает обычно в срок до 2 мес. Быстрый положительный эффект КТ служит косвенным под­тверждением важной роли ишемического механизма повреждения лице­вого нерва.

 

      Примечание - 3. На наш взгляд эффект был бы лучше и наступал раньше, если бы больным проводилась КГТ по классической методике: частота 50 Гц, время экспозиции 20 мин.

 

     Больным с цереброваскулярными расстройствами (особенно их на­чальными проявлениями), неврозами, с обязательными при них вегета­тивными нарушениями проводили ВЛОК. Было отмечено улучшение психоэмоционального состояния, повышение эмоциональной устойчиво­сти, физической и интеллектуальной активности.

     Исследовали характер возникающих изменений и уточняли их связь с вегетативными нарушениями. В ходе ВЛОК проводилось неврологичес­кое, нейропсихологическое обследование, изучали вегетативный статус. Исследование психического состояния включало сбор анамнеза, клини­ческий анализ психический сферы и применение теста MMPI. Обследо­вана группа больных из 50 человек с неврозами и неврозоподобными нарушениями на фоне начальных проявлений цереброваскулярной не­достаточности, в периоде реконвалесценции. Вегетативные расстройства (синдром вегетативной дистонии) характеризовались перманентными и пароксизмальными головными болями, головокружением, генерализо­ванными вегетативными приступами. В неврологическом статусе очаго­вой патологии не обнаружено.

     Эмоциональные нарушения чаще всего характеризовались астеничес­кими, тревожно-депрессивными и тревожно-ипохондрическими состоя­ниями и личностными особенностями больных, склонных к необосно­ванныму повышенному вниманию к своему здоровью, переоценке тяжес­ти имеющегося заболевания. Усредненный профиль личности теста MMPI в целом был выше границ психотической нормы (больше 70Т бал­лов), особенно по шкалам невротической триады (I-III) и шкале VII, что отражало высокий уровень тревоги, склонность к возникновению стра­хов, снижение общего фона активности. Кроме основных клинических шкал, дополнительно применялись: тревога, самоконтроль, медицинская стимуляция (агравация), работоспособность и интеллектуальная актив­ность.

     После ВЛОК в количестве 5-6 сеансов при повторном обследовании через 8-12 дней у большинства больных отмечалась положительная ди­намика: уменьшились головные боли, прекратились вегетативные кризы, улучшилось настроение, повысились активность и работоспособность. Вегетативный гомеостаз изменился в сторону уменьшения преимуще­ственно симпатической вегетативной реактивности, особенно у больных с депрессивным синдромом. Результаты динамического психологическо­го тестирования показали, что уже через 8-10 дней после начала ВЛОК, или КГТ происходит снижение уровня тревоги, эмоциональной напряженности, депрессивно-ипохондрических проявлений.

     Полученные результаты свидетельствуют о том, что ВЛОК или КГТ выступают как адаптоген на стадии нейродинамических нарушений, стимулируя восстановление вегетативного гомеостаза. Улучшение психоэмоциональ­ного состояния сопровождается повышением уровня физической и ин­теллектуальной активности.

     При анализе результатов ВЛОК  (КГТ) у больных рассеянным склерозом были использованы данные ранее проводившихся клинико-иммунологических исследований, в ходе которых оценивали в динамике неврологи­ческий статус и соответствующее состояние клеточного и гуморального иммунитета. Было обследовано 100 больных рассеянным склерозом с раз­вернутой картиной заболевания при наличии стойких двигательных де­фектов, ограничивающих их социально-бытовую активность. Необходи­мо отметить, что показатели иммунного статуса в определенной степени коррелировали с вегетативными проявлениями [41].

     Все больные были разделены на 3 группы с учетом их клинико-иммунологических показателей.

     Первую группу составили больные с развернутой картиной рассеянно­го склероза II-III степени тяжести и длительностью заболевания не бо­лее 7 лет. Средний суммарный неврологический дефицит составил 7,5 ± 0,5 балла, степень инвалидности - 3,5 ± 0,5 балла. Неврологические рас­стройства были относительно нетяжелыми и предполагали возможность регресса. Течение имело интермиттирующий характер, существенной была сезонная и суточная динамика. Большинство больных были отно­сительно хорошо компенсированы, сохраняли трудоспособность. Вегета­тивный фон у этих больных имел преимущественно адренергическую направленность, сообразующуюся с определенным психоэмоциональным фоном, вплоть до эйфории. Отмечались напряжение, преимущественно на уровне β-рецепторов, и повышение уровня иммуноглобулинов и цир­кулирующих иммунных комплексов.

     Во 2-ю группу вошли больные, имевшие грубые неврологические рас­стройства IV-V степени с продолжительностью заболевания более 7 лет. Средний суммарный неврологический дефицит составил 26,0 ± 0,75 бал­ла, степень инвалидизации - 8,0 ± 1,0 балла. У больных имелись более стойкие, чем у больных 1-й группы, неврологические нарушения. В эмо­ционально-волевой сфере доминировала тенденция к депрессивности. Этим проявлениям соответствовала преимущественно холинергическая ваготоническая направленность вегетативных нарушений. При обследо­вании выявилась сопутствующая соматическая патология (гепатиты, пиелонефриты, миокардиодистрофия, дисбактериоз кишечника и энте-ропатин, нарушения свертывания крови, хронический ДВС-синдром). Характерным для больных этой группы был вторичный иммунодефи­цит на уровне Т-хелперов и Т-супрессоров, в наиболее тяжелых случа­ях - в клеточном и гуморальном звеньях иммунитета.

     Третью группу составили больные, имевшие симптомы для боль­ных 1-й и 2-й групп (переходное состояние). Чаще всего у них отмечались Т-клеточный иммунодефицит с сохранностью рецепторной активности β-клеток, достаточный уровень иммуноглобулинов разных фракций, сни­женный уровень комплементарной активности сыворотки крови.

     Выявленные клинико-иммунологические параллели были использова­ны для выбора лечебных воздействий в разные стадии заболевания, что позволило существенно оптимизировать лечебный процесс.

     Использование ГНЛ при лечении больных с рассеянным склерозом показало, что этот метод оказался более эффективным преимуществен­но у больных 1-й группы. Положительный эффект выражался в быстром купировании дебюта или рецидива болезни с полным или частичным регрессом неврологической симптоматики. В ходе лечения происходило изменение вегетативного статуса в сторону ослабления симпатотонического фона. Динамика психоэмоционального статуса имела тенденцию к снижению выраженности эйфории.

     У больных 2-й группы эффект ЛТ был слабовыраженным или отсут­ствовал. Применение ГНЛ у больных 3-й группы не позволило получить однозначного результата [42].

     Опыт ЛТ как при рассеянном склерозе, так и при других заболевани­ях показывает, что в случае достижения положительного лечебного эф­фекта, как правило, происходит коррекция системной нейродинамики, выражающаяся в переводе организма в иное, с точки зрения вегетатив­ного статуса, состояние, т. е. наблюдается изменение вегетативного гомеостаза. Следовательно, применение ГНЛ целесообразно у больных рассе­янным склерозом, имеющих признаки, указывающие на напряжения клеточного и гуморального звеньев иммунитета.

     При рассеянном склерозе, так же как и при других заболеваниях, в случае достижения положительного клинического эффекта отмечалось преимущественно симпатолитическая и трофотропная направленность гомеостатической перестройки. КТ оказалась наиболее эффективной при заболеваниях, когда имело место преобладание симпатико-адренало-вой активности. Ваготонический вегетативный фон был неблагоприятным для ЛТ.

     Рассматривая в целом опыт применения ГНЛ при неврологической патологии, можно констатировать, что ЛТ позволяет получить устойчи­вый лечебный эффект при ишемических нарушениях кровообращения мозга у больных с начальными проявлениями недостаточности кровооб­ращения мозга, преходящими нарушениями мозгового кровообращения, малыми инсультами, ишемическими инсультами с невыраженным функ­циональным дефектом. Использование этой методики целесообразно как с лечебной целью, так и в целях профилактики у больных с ишемическими поражениями головного мозга. Вместе с этим ЛТ целесообразна при инфекционно-аллергических заболеваниях, вегетативно-трофических нарушениях на фоне остеохондроза, травматических повреждениях цен­тральной и периферической нервных систем, психосоматической пато­логии.

     Оценка динамики вегетативного статуса, ЭЭГ и РЭГ показывают, что ЛТ несомненно обладает нейротропностью, которая выражается в том, что клиническое улучшение сопровождается явной тенденцией к изме­нению вегетативного статуса в сторону ослабления симпатико-адреналовой гиперактивности и, соответственно, развитием мягкого ваготоничес-кого эффекта. Нейродинамический отклик даже при «местном» приме­нении имеет системный характер и охватывает механизмы головного мозга. Воздействие КИ вызывает именно системное фотонейродинамическое реагирование, выражающееся в изменении функционального состояния нервной системы, коррекции вегетативного статуса и сопро­вождающееся развитием тенденции к нормализации электро- и рео- энцефалографических параметров.

     Полученные результаты позволяют сделать вывод, что ЛТ вызывает фотонейродинамический эффект, выражающийся в направленном изме­нении функционального состояния нервной системы, в частности созда­нии трофотропной тенденции в обеспечении вегетативного гомеостаза. Есть все основания считать, что фотонейродинамический эффект, инду­цируемый излучением ГНЛ, служит не просто фоном, на котором проте­кают патофизиологические процессы, свойственные отдельным заболе­ваниям, но является одним из наиболее значимых и определяющих ре­гуляционных саногенных процессов.

     Проведенные исследования дают основания считать, что важную роль в патогенезе соматических и неврологических заболеваний играет нарушение вегетативного гомеостаза с формированием устойчивого па­тологического вегетативного нейродипамического дисбаланса.

 

Подробнее об авторе

 

    Скупченко В. В. заведовал кафедрой неврологии в Скупченко В.В. Хабаровский медицинский институт, а после гибели Л. Н. Нестерова – в Самаре.

     Он дал новое патогенетическое обоснование механизмов развития нейромоторных дискинезий, рассеянного склероза, эпилепсии, патологически ускоренного старения.

     С помощью разработанной им фазотонной теории он попытался объяснить универсальный лечебный эффект лазерного излучения, стереотаксических вмешательств при эпилепсии, нейромоторных дискинезиях и других заболеваниях.

     К сожалению, В. В. Скупченко рано ушел из жизни.

 

Литература


1. Агов B.C., Девятков Н.Д., Жук А.Е. и др. Опыт лечения стенокардии гелий-неоновым лазером // Клин. мед. - 1982. - N» 5. - С. 65-68.

2. Анищенко Г.Л., Кочетков Б.Д., Парфенова Л.А. Лазеропунктура в комплексном лече­нии постинсультных спастических гемипарезов // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. по применению лазеров в медицине. - Красноярск, 1983. - С. 161-163.

3. Атчабаров Б.А., Бойко З.Ф. К механизму лечебного действия монохромати­ческого красного света низкой интенсивности // Вопр. курортол. - 1980. - N» 6. -С. 5-9.

4. Берснев В.П., Яковенхо И.В., Кокин Г.С. Применение низкоэнергетнческого лазерно­го излучения для лечения поврежденных нервов - предварительные итоги // Тезисы

докл. 4-й Дальневосточной науч.-практ. конф. «Низкоинтенсивное лазерное излуче­ние в медицинской практике». - Хабаровск, 1990. - С. 31.

5. Войтенок Н.Х., Локанов В.В., Довгаев Ю.С. Лазеры в комплексном лечении гнойных ран и трофических язв // Здравоохр. Белоруссии. - 1980. - № 11. - С. 60-62.

6. Гамалея Н.Ф. Механизмы биологического действия излучения лазеров // Лазе­ры в клинической медицине. - М., 1981. - С. 35-85.

7. Гамалея Н.Ф. Световое облучение крови - фундаментальная сторона проблемы // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. «Действие низкоэнергетического лазерного излуче­ния на кровь». - Киев, 1989. - С. 180-182.

8. Громов В.В., Шлыков В.Л. и др. Об эффективности некоторых методов лазерной терапии нейродермита // Тезисы докл. 3-й Дальневосточной науч.-практ. школы-се­минара. Хабаровск, 1989. - С. 20-21.

9. Данилова И.Л., Минетов А.А., Каменщкая Т.М. и др. Лечебное действие монохрома­тического когерентного излучения // Вопр. эксперимент, и клин, курортол. и физио-тер. - М., 1980. - С. 38-41.

10. Жук А.А. Влияние излучения лазеров малой интенсивности на артериальное давление // Сосудистые заболевания головного мозга: Сб. науч. трудов. - Харьков., 1981. - С. 43-45.

11. Жуков Б.Я., Мусиенко С.М., Лысое Н.А и др. Эндовазальная лазеротерапия в лечении окклюзионных заболеваний системы нижней полой вены // Тезисы докл. 3-й Дальне­восточной науч.-практ. конф. «Лазерная техника и лазерная медицина». - Хабаровск, 1989. - С. 24-25.

12. Зарянова Т.Л. Роль адренергической системы в механизме действия лазерного излучения на активность глутанатдегидрогеназы в тканях крыс // Адаптация в экст­ремальных условиях. - Сыктывкар, 1982. - С. 4-31.

13. Захаров С.Д., Еремеев В.В. и др. Методы изучения и механизмы действия лазерного излучения на эритроциты с участием молекулярного кислорода // 1-я Республиканс­кая школа-семинар: Материалы докл. - Тарту, 1989. - С. 23-60.

14. Зубкова С.М. Прямое и опосредованное действие лазерного излучения на кровь // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. «Действие низкоэнергетического лазерного излуче­ния на кровь». - Киев, 1989. - С. 183-185.

15. Кару Т.П. Регуляция клеточного метаболизма низкоинтенсивным лазерным светом. // 1-я Республиканская школа-семинар: Материалы докл. - Тарту, 1989. -С. 15-22.

16. Кипшидзе П.Л., Чапидзе Г.Э., Бохуа М.Л. и др. Течение инфаркта миокарда при внутрисердечной лазеротерапии // Кровообрашение. - Ереван, 1987. - № 6. - С. 20-23.

17. Козлов В.И., Буйлин В.А Лазеротерапия. - М, 1993. - С. 78.

18. Козлов В.Л., Буйлин В.А., Самойлов В.Л., Марков И.Л. Основы лазерной физио- и реф­лексотерапии. - Самара-Киев: Здоров'я, 1993. - С. 67-69.

19. Кошелев В.Л.. Астафьева О.Т., Архангельский А.В. и др. Местное взаимодействие лазер­ного излучения с тканями // Лазер в лечении ран. - Саратов, 1980. - С. 8-37.

20. Крюк А.С., Мостовников В.А., Хохлов Л.В., Сердеченко Л.С. Терапевтическая эффек­тивность низкоинтенсивного лазерного излучения. - Минск: Наука и техника, 1986. -С. 231.

21. Кузьминская И.Л. Корреляция между состоянием надпочечников, гипофиза и нейросекреторных ядер гипоталамуса при воздействии лазера // Эндокринная систе­ма организма и вредные факторы внешней среды: Тезисы докл. 2-й Всесоюзн. конф. -1983. - С. 112.

22. Кукес В.Т., Стеблюкова И.А и др. Применение лазерного излучения в терапии ост­рых нарушений мозгового кровообращения // Тезисы докл. Международного симпо­зиума по лазерной хирургии и медицине. - М., 1989. - С. 174-176.

23. Купин В.Л., Сорокин А.Л., Иванов А.В. и др. Влияние лазерного излучения неповреж-дающей интенсивности на отдельные звенья иммунной системы // Сов. мед. - 1985. -N» 7. - С. 8-12.

24. Курочкин ИМ., Иоселиани Д.Г., Беркинбаев С.Ф. и др. Лечение острого инфаркта мио­карда внутривенным облучением крови гелий-неоновым лазером // Сов. мед. - 1988. -N- 4. - С. 34-38.

25.   Магидов Л.А Влияние внутривенного лазерного облучения на течение септи­ческого эндокардита у больных с приобретенными пороками сердца: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - Томск, 1987.

26. Маслова М.Т., Титов В.А, Горожан Ю.Л. Лазерная терапия при облитерирующих заболеваниях артерий // Тезисы докл. 3-й Дальневосточн. науч.-практ. школы-семи­нара. - Хабаровск, 1989. - С. 66-67.

27. Меерсон Ф.З. Патогенез и предупреждение стрессовых и ишемических повреж­дений сердца. - М.: Медицина, 1984. - С. 272.

28. Мешалкин Е.Л., Сергеевский B.C. Результаты и перспективы применения гелий-неонового лазера в кардиохирургии. Применение прямого лазерного облучения в экспериментальной и клинической кардиохирургии // Сб. науч. трудов / Под ред. Е.Н. Мешалкина. - Новосибирск, 1981. - С. 6.

29. Минц Р.Л., Скопинов С.Л. Неспецифические структурные механизмы преобразо­вания слабых физических сигналов в биологических системах: биологические жидко­сти и их модели, как фоточувствительные среды // Тезисы докл. 3-й Дальневосточ­ной науч.-практ. школы-семинара. - Хабаровск, 1989. - С. 76-78.

30. Мостовников В.А., Мостовникова Г.Р. Межклеточное дистанционное взаимодей­ствие посредством электромагнитного излучения видимого спектрального диапазона // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. «Действие низкоэнергетического лазерного излуче­ния на кровь». - Киев, 1989. - С. 193-195.

31. Леретин В.Я., Котов С.В., Виноградов MJO. Интраспинальная лазеротерапия в лече­нии острого миелополирадикулоневрита // Тезисы докл. 4-й Дальневосточн. науч.-практ. конф. «Низкоинтенсивное лазерное излучение в медицинской практике». -Хабаровск, 1990. - С. 117-118.

32. Романова Г.Р. Применение низкоэнергетического гелий-неонового лазера в ле­чении больных ишемической болезнью сердца: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - М., 1984. - С. 25.

33. Рыбников А.Л., Домните А.Д., Романова Э.А. и др. Лазерная акупунктура в комплек­сном лечении больных с астеноневротическим синдромом // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. по применению лазеров в медицине. - Красноярск, 1983. - С. 166-167.

34. Сергиевский В.С. Шуршя A.M. и др. Экспериментально-клинические материалы по при­менению внутривенного лазерного облучения при ишемической болезни сердца // Между-нар. симпозиум по лазерной хирургии и медицине: Тезисы докл. - М., 1989. - С. 42-43.

35. Скутенко В.В. Фотонейродинамический эффект и универсальность низкоинтен­сивной гелий-неоновой лазеротерапии // Тезисы докл. 4-й Дальневосточн. науч.-практ. конф. «Низкоинтенсивное лазерное излучение в медицинской практике». -Хабаровск, 1990. - С. 3-18.

36. Скупченко В.В. Фазотонный мозг. - Хабаровск: ДВО АН СССР, 1991. - С. 144.
37. Скупченко В.В. Фазотонный гомеостаз и врачевание. - Самара, 1994. - С. 256.

38. Скупченко В.В., Маховская Т.Т. Лазерная терапия в неврологии. - Самара-Хаба­ровск, 1993. - С. 80.

39. Скупченко В.В., Посвалюк Л.Э. Нейродинамическая концепция патогенеза рассеян­ного склероза // Тезисы докл. 2-й Дальневосточн. конф. невропатологов и нейрохи­рургов. - Хабаровск, 1991. - С. 158-167.

40. Скупченко В.В., Щербоносова Т.А. Лазерная фотонейродинамическая коррекция го-меостаза при миодистонических и вегетативно-дистрофических нарушениях на фоне остеохондроза // Тезисы докл. 2-й Дальцевосточн. конф. невропатологов и нейрохи­рургов. - Хабаровск, 1991. - С. 244-250.

41. Скупченко В.В., Маховская Т.Т. и др. Эндоваскулярная лазеротерапия в неврологи­ческой практике // Действие электромагнитного излучения на биологические объек­ты и лазерная медицина. - Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. - С. 197-212.

42. Скупченко В.В., Маховская Т.Т., Хандурина Г.Л. Внутрисосудистое лазерное облучение крови при различных заболеваниях нервной системы // Тезисы докл. 4-й Дальневос­точн. науч.-практ. конф. «Низкоинтенсивное лазерное излучение в медицинской практике». - Хабаровск, 1990. - С. 143-150.

43.  Спасиченко П.В., Олейник Г.М. и др. Модулирующий эффект внутрисосудистого лазерного облучения крови на показатели гомеостаза у нейрохирургических больных // Тезисы докл. 4-й Дальневосточн. науч.-практ. конф. «Низкоинтенсивное лазерное излучение в медицинской практике». - Хабаровск, 1990. - С. 203-205.

44. Трапезников Н.Н., Купим В.М., Иванов А.В. и др. Действие излучения гелий-неонового лазера на лимфоциты человека // Вестн. АМН СССР. - 1984. - N» 5. - С. 40-43.

45. Чемный А.Б.. Плаката Г.В. и др. Функциональное состояние клеток крови в оцен­ке эффективности лазеротерапии вегетативных полиневритов и полиневропатий рук операторов ультразвуковой дефектоскопии // Современные методы диагностики, ле­чения и профилактики проф. заболеваний. - М., 1983. - С. 116-118.

46. Чудновский В.М., Бондарев И.Р. и др. Фотовозбуждение дыхательной цепи // Тезисы докл. 3-й Дальневосточн. науч.-практ. школы-семинара. - Хабаровск, 1989. - С. 138-139.

47. Швалъб П.Г., Захарченко Л.Я. и др. Первый опыт внутривенного лазерного облуче­ния крови при ишемических состояниях конечностей // Тезисы докл. конф. «Приме­нение лазеров в медицине». - Киев, 1985. - С. 148-149.

48. Эниня Г.Л., Метря М.Я., Черняков В.А. Лечение рассеянного склероза лазерным излучением // Тезисы докл. 4-й Дальневосточн. науч.-практ. конф. «Низкоинтенсив­ное лазерное излучение в медицинской практике». - Хабаровск, 1990. - С. 187-188.

49. Юрах ЕМ. О влиянии гелий-неонового лазера на кровеносное русло перифери­ческих нервов // Тезисы докл. Всесоюзн. конф. по применению лазеров в медицине. -Красноярск, 1983. - С. 169.

 

 

 

ООО "РИКТАМЕД", Международная Ассоциация "Квантовая медицина"

Адрес: 107023, г. Москва, пл. Журавлёва, дом 10, строение 3, офис 33 (м. Электрозаводская)

Телефон/Факс: 8 (495) 545-46-87; 8 (800) 200-57-30

© 1991 - 2013 Ассоциация “КВАНТОВАЯ МЕДИЦИНА”. При использовании материалов сайта ссылка на www.kvantmed.ru обязательна.